Россия

Гуманитарная миссия Российской империи, часть II

Compressed file

Человек с Луны

 

Великие русские путешественники, как правило, были и выдающимися просветителями. Пожалуй, самый яркий пример в этом смысле – Николай Миклухо-Маклай. Его деятельность стала примером гуманного и вдумчивого отношения к тем народам, которым он нёс свет Просвещения. Он стал основоположником элементарной медицины и гигиены в Новой Гвинее, а также научил местных жителей – папуасов – разводить манго, апельсины, лимоны.  Недаром жители Гвинеи считали его чудесным «человеком с Луны» и «добрым духом». 

Compressed file

У них было поверье: что в один прекрасный день их посетит белый человек с Луны и преобразит их жизнь. И Миклухо-Маклай привез им из России топоры, лопаты и научил пользоваться этими инструментами. До сих пор в словаре папуасов есть русское слово «топор». А еще путешественник научил их солить пищу, первым стал пробовать лечить папуасов. Доставил на остров корову и курицу, научил аборигенов ухаживать за ними, в результате папуасы стали постигать азы животноводства. По существу, путешественник спас их от голода и вымирания. Они и в наше время называют корову «бик-маклаем» - в память о русском путешественнике.

 

Среди папуасов сохранилась и такая легенда о Человеке с Луны. Как-то раз племя, в котором он жил, стало готовиться к войне с соседним племенем. «Из-за чего вы собираетесь сражаться?» - спросил он их. Выяснилось, что никакого особого повода для войны нет, просто «такова традиция». Тогда русский путешественник строго сказал: «Никаких войн! Иначе я подожгу море!». Сперва туземцы скептически отнеслись к этой угрозе. Но Миклухо-Маклай попросил принести морской воды. Он добавил в плошку немного керосина и поджёг его. Вода запылала! Пораженные папуасы поняли: с этим человеком лучше не спорить. И постоянные бессмысленные войны между племенами прекратились.

 

Для будущего счастия человечества…

Строительство Китайско-восточной железной дороги сблизило Россию с народами Поднебесной. Не раз наши врачи помогали восточным соседям в самых опасных ситуациях. Настоящим врачебным подвигом стала деятельность русского отряда медиков во время Манчжурской чумной эпидемии 1910 – 1911. Они были добровольцами или, как тогда говорили в России, охотниками. Приехали в Манчжурию по зову знаменитого бактериолога Даниила Заболотного (1866 – 1929) и, разумеется, по приглашению местных властей.

Compressed file

Про академика Заболотного стоит рассказать чуть подробнее. Окончив Новороссийский императорский университет, он работал на Одесской бактериологической станции, исследовал холеру и разные виды чумы. Потом экстерном окончил медицинский факультет Киевского университета. Делом его жизни стала борьба с эпидемиями. Заболотный первым стал лечить детей антидифтерийной сывороткой. Он участвовал в экспедициях по локализации чумы в Индии, в Иране, в Монголии, в Шотландии. К 1910-му году он наработал уникальный опыт.

 

Эффективно вылечивать зараженных смертоносной болезнью тогда не умели, главной задачей отряда была локализация этой вспышки лёгочной чумы, которая унесла не менее 60 тысяч жизней. Для начала посланцам России нужно было собирать трупы и сжигать их, уничтожая чумную палочку. Санитары прививали китайцев, живших в районе эпидемии, вакциной Владимира Хавкина, но она, увы, не справлялась с этой разновидностью чумы.

Хавкин изобрел свою вакцину в 1896 году, в одной Индии ей обязаны жизнями более восьми миллионов людей, жителей заражённых районов. Но эта вакцина, отлично действовавшая против бубонной чумы, оказалась бессильной против чумы лёгочной, с которой столкнулись русские врачи в Манчжурии.

Compressed file

Это была настоящая война против «чёрной смерти». Около сорока медработников погибли, вылечивая местных жителей, до конца сдержав клятву Гиппократа. Осталось в истории предсмертное письмо домой студента Ильи Мамонтова: 

 

«Дорогая мама, заболел какой-то ерундой, но так как на чуме ничем, кроме чумы, не заболевают, то это, стало быть, чума… Жизнь отдельного человека — ничто перед жизнью общественности, а для будущего счастия человечества нужны жертвы».

 

Он погиб не зря. Врачам, применившим в Манчжурии жесткие карантинные меры, удалось остановить распространение чумы. В феврале-марте 1911 года болезнь отступила.